«Sucking too hard on your lollipop or love's gonna get you down»

«Sucking too hard on your lollipop or love's gonna get you down»

Как вы думаете, если бы чипсы, пирожные и газировка стоили бы дороже — мы бы стали здоровее? Здесь уместно провести аналогию с ростом цен на сигареты, который действительно стимулирует многих курильщиков отказаться от вредной привычки. И, что любопытно, у некоторых стран уже есть опыт повышения налогов на джанкфуд (то есть, буквально, «мусорную еду», которая содержит максимум калорий при минимуме полезных веществ).

Так, в 2011 году Венгрия стала первым государством, которое ввело 4% налог на продукты и напитки с высоким содержанием сахара или соли — под него попали конфеты, соленые закуски к пиву, фруктовые джемы, приправы и газировка.

Правительство Мексики, которая лидирует по смертности от ожирения, в 2013 году обложило 8% налогом продукты, энергетическая ценность которых превышает 275 калорий на 100 грам. Под эту категорию попали сладости, арахисовое масло, завтраки вроде кукурузных хлопьев, чипсы и соленые сухарики.

В некоторых городах США также уже несколько лет действует налог на сладкие газированные напитки. В Великобритании аналогичную меру ввели 6 апреля этого года.

Ученые уже успели оценить эффект от таких мер. Так, мексиканцы в последние годы стали покупать на 7% меньше газировки (и этот показатель растет от года к году, то есть люди привыкают исключать сладкие напитки из своего рациона). Венгры тоже стали реже покупать вредные продукты.

Примечательно, что реформа в Венгрии сказалась не только на покупателях, но и на производителях продуктов: 40% компаний, которые попали под налог, изменили рецепты своих товаров таким образом, чтобы сделать их более здоровыми и, соответственно, более дешевыми.

Кроме того, за счет налога на джанкфуд венгерский бюджет получил дополнительные 219 млн долларов в первые четыре года после принятия закона, и все эти деньги были направлены на здравоохранение. А венгерские социологи отметили, что наибольший эффект налог оказал на небогатых людей с низким уровнем образования: статистически именно они чаще всего покупают вредные продукты. И, соответственно, в дальнейшем становятся частыми пациентами поликлиник и больниц.

Противники налогов на вредную еду часто приводят такой аргумент: введение подобных законов ограничивает право человека на свободу выбора. Если кому-то нравится есть вредное — какое право правительство имеет лишать его подобного удовольствия? Но тут все не так просто: ведь ожирение и любые болезни — проблема не только конкретного пациента, но и всего общества. Превращаясь в инвалида, человек становится обузой для окружающих: он не может работать, а его лечение оплачивается из бюджета.

Эксперты отмечают, что одних налогов мало: пищевая индустрия прикладывает много разнообразных усилий, чтобы соблазнить потребителя вкусной, но бесполезной едой. Скажем, Макдонольдс — не то, чтобы очень дешевый ресторан, но они делают такую классную рекламу, что устоять не могут ни дети, ни взрослые.

А вот рекламировать свежие овощи и фрукты куда сложнее. Половина доходов от продажи овощей в США приходится на картофель и помидоры — не самая полезная растительная пища, если сравнивать с брокколи, разными видами салатов и трав, брюссельской капустой, тыквой и какими-нибудь баклажанами.

Логично, что для полноценной войны с ожирением и другими болезнями, связанными с неправильным питанием, нужно не только повышать цены на вредные продукты, но и субсидировать производство и продажу полезных. И, разумеется, рекламировать здоровую диету — с тем же вдохновением и огоньком, как и всевозможные излишества.

Откуда: https://goo.gl/tb3U6t

Vox
Mexico and Hungary tried junk food taxes — and they seem to be working
The case for a junk food tax in America.